Биография Театр Фильмография Фонд Подари Жизнь Фото Видео Новости
14.12.2012 — Мы будем внедрять программу ранней диагностики рака у детей - Чулпан ХАМАТОВА На днях Чулпан Хаматова с коллегами по благотворительному фонду "Подари жизнь" приезжала в США для того, чтобы договориться о сотрудничестве с американским фондом "АЛСАК" и госпиталем Сент-Джуд в городе Мемфис /штат Теннеси/, которые являются мировыми лидерами в плане оказания помощи и лечение детей с онкологическими заболеваниями. Поездка была организована при непосредственном участии вашингтонского международного фонда "Жар-птица", который, можно сказать, стал американским партнером "Подари жизнь". Своими впечатлениями и планами Хаматова поделилась в беседе с корр. ИТАР-ТАСС.

- Я очень надеюсь, что наша поездка даст старт долгосрочной программе сотрудничества, - начала разговор актриса, которая является соучредителем "Подари жизнь". - Ведь даже те 3 дня, что мы провели в фонде "АЛСАК" и в госпитале Сент-Джуд, которые являются мировыми лидерами в своих направлениях, дали нам очень многое. Фонду в нынешнем году исполнилось 55 лет, клинике - 50, и полученный ими опыт поможет сделать нашу работу в Москве намного эффективнее. Многие вещи нам не придется открывать заново, их просто нужно будет адаптировать на российскую действительность. В частности, очень важно, насколько комплексно здесь решаются проблемы выздоровления детей с онкологическими заболеваниями.

- И что же именно вы хотели бы перенести на российскую действительность?
- За три дня я исписала своими впечатлениями целую тетрадку, и каждую страницу оттуда можно попытаться перенести к нам. Прежде всего, в глаза бросается то, что в каждом уголке госпиталя Сент-Джуд живет надежда. Здесь все - сотрудники, врачи, медсестры, волонтеры несут ответственность за этот бренд. Они являются частью компании, миссия которой подчинена только одному - помогать детям. И все программы по передаче опыта, которые они осуществляют, тоже отвечают этой главной цели. И неважно, каких детей нужно спасать - русских, американских или азиатских. Это впечатляет. Здесь даже столовая общая, и в ней встречаются дети, родители, врачи... Это сделано для того, чтобы было ощущение, что все делают общее дело.

- Расскажите о партнерстве с американской стороной...
- Мы договорились о полноценном сотрудничестве по всем направлениям, причем инициатива исходила от американцев. Для нас это очень приятно, значит, мы доказали свою дееспособность. Заключаться данное сотрудничество будет в том, что "Подари жизнь" станет направлять в "АЛСАК" специалистов в области сбора пожертвований, а также тех, кто будет строить пансионат при Федеральном центре детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева. Именно там во время амбулаторного этапа лечения будут жить юные пациенты и их родители. Кроме того, американский фонд обещал нам помочь в разработке стратегии развития "Подари жизнь". Конкретные сроки этих работ пока не определены, но начнутся они в 2013 году.

- Фонд "АЛСАК" и госпиталь Сент-Джуд работают в единой увязке. Можно ли то же самое сказать про "Подари жизнь" и клинику имени Дмитрия Рогачева?
- Мы очень надеемся, что этот центр в Москве будет определенной базой. Но у нашего фонда другая специфика, мы не можем сфокусироваться только на одной клинике. Если здесь "АЛСАК" может просто отказать пришедшему за помощью, точно зная, что ребенок получит ее у себя по месту жительства, то в России пока так не получается.

- Что же нужно сделать, чтобы получилось?
- Нужно начинать новые программы, которые нацелены на сбор средств не для лечения конкретного ребенка, сбора лекарств или приобретения оборудования. Нужно осуществлять важнейшую программу по ранней диагностике онкологических заболеваний у детей, которую инициировали врачи клиники имени Дмитрия Рогачева.

- Она призвана улучшить эффективность лечения. В США коэффициент выживаемости при детском лейкозе превышает 90 процентов. Данные по России оказалось найти гораздо сложнее. Вам они известны?
- В Москве, Санкт-Петербурге и, возможно, Екатеринбурге этот показатель может достигать 80 процентов. В других городах он ниже. Но сказать точно очень сложно, поскольку не всем детям даже могут поставить правильный диагноз. Сейчас каждый год с лейкозом у нас на всю страну официально регистрируют только 5 тысяч детей. А сколько их на самом деле - посчитать трудно.

- Что необходимо для изменения ситуации?
- Нужно начинать с самых первых шагов, с той же программы ранней диагностики. Ведь не секрет, что чем раньше определено заболевание, тем больше шансов его победить. Очень важно обучение врачей на местах, чтобы они могли быстро ставить диагноз и заранее определять перспективу, а не лечить наугад, как это часто происходит сейчас. Для этого нужна специальная программа по типированию крови. Предположим, ребенок поступает в больницу в своем городе, у него берут анализ крови, который тут же запечатывают в пробирку и скоростной почтой отправляется в Москву, где его сразу же изучают специалисты. И уже на раннем этапе становится ясно, например, нужна ли ребенку пересадка костного мозга. Не нужно будет терять время на долгое-долгое лечение химиотерапией, тратить нервы и силы ребенка. Ведь сейчас, когда его уже залеченного и перелеченного, все-таки привозят в Москву, зачастую сделать уже ничего невозможно. Потому что время упущено.

- А можно ли из этой цепочки исключить Москву, чтобы все анализы проводились сразу на месте?
- В наших регионах нет таких лабораторий. Для того, чтобы они появились, на местах нужны инициативные люди, которые будут, как те врачи, за которыми пошел наш фонд, тратить свою жизнь на достижение этой цели.

- Между тем, многие врачи, уехавшие из России в США и, честно говоря, пока не спешащие возвращаться, говорят, существующую там систему в здравоохранении перебороть сложно...
- Неправда. Если есть вера, ее можно и нужно менять.

- Но квалифицированных медицинских кадров-то у нас не хватает - вы с этим согласны?
- Именно поэтому одно из направлений нашего сотрудничества с американской стороной связано с обучением врачей. Российские специалисты из клиники, которая теперь носит имя Димы Рогачева, уже многие годы приезжают на стажировки в Сент-Джуд. В результате уже сейчас в Москве есть медики, которые могут передавать те же самые знания коллегам, и нам необязательно направлять делегации из регионов через океан. Можно устраивать большие конференции или осуществлять поездки наших московских специалистов в различные клиники страны, как это делается уже сейчас. В этой связи я очень надеюсь, что российское медицинское сообщество откроет свои душевные границы и поймет, что проблему лечения детской онкологии нельзя решить в одиночку, без взаимосвязи с коллегами и без наличия общей статистики. В США такое понимание существует давно. У нас похожая ситуация, но не все больницы и врачи готовы к такому сотрудничеству. Надеюсь, это временно.

- Еще одна серьезная проблема - лекарства. Американские врачи, с которыми доводилось общаться и которые знают нашу специфику, говорят, что российские медикаменты зачастую больше вредят, чем помогают.
- Года два назад мы решили проблему нелегального ввоза в нашу страну редких лекарств, которые у нас не зарегистрированы. Раньше они доставлялись в Россию контрабандой, потому что порой это была единственная возможность спасти ребенка. Но сейчас мы все делаем официально. Мы встречались с представителями таможни, пытались найти выход из положения. В результате были определены те клиники, которые имеют право делать запросы на несколько видов импортных лекарств, необходимых для лечения лейкоза.

- Не лучше ли их просто зарегистрировать и обходиться без дополнительных запросов.
- Для того, чтобы эти лекарства были зарегистрированы и поступили продажу, необходимо желание фармацевтических компаний. А они стремления тратиться на дорогие медикаменты, которые невозможно продать массовому покупателю, пока не проявляли.

- После изучения американского опыта у вас не сложилось ощущение, что здесь к пациентам, в частности, к детям относятся лучше, чем у нас?
- В этом как раз и заключается комплексное решение проблемы. Даже психологический фон, в котором находятся дети с онкологическими заболеваниями в нашей стране, существенно отличается от американского. В США существуют целые программы в детских садах, в школах, объясняющие, что такое рак, почему он не заразен и почему не нужно бояться этих детей, а наоборот - помогать им. Таким образом с самого детства становится нормой быть неравнодушным и делиться с тем, кому сейчас плохо. Мы, конечно, делаем какие-то шаги в этом направлении. Но все равно, общий уровень развития в данном смысле в нашей стране оставляет желать лучшего.

- Даже в ходе этой не очень продолжительной беседы вы проявили себя абсолютно искренним и неравнодушным к чужой беде человеком. Мы все знаем Чулпан Хаматову, которая каждый вечер выходит на сцену. Но та Хаматова, которая занимается благотворительностью, на виду значительно меньше. Как они уживаются?
- Они не входят в клинч друг с другом. Дело в том, что театральная профессия - это своего рода рудник, труд, а все, что связано с блестками и вспышками, к ней не имеет никакого отношения. Меня так воспитали мои учителя.

- Высоцкий говорил, что для него, если на одну чашу весов положить только песни, а на вторую - все остальное, то первая перевесит. Какая из чаш тяжелее для вас - актерская или благотворительная?
- Наверное, все, что связано с фондом... Да, это сильно перевесит. Если удастся добиться такого партнерства, которое будет работать эффективно в течение многих лет - это станет огромным счастьем.

Дмитрий Злодорев
(ИТАР-ТАСС, Вашингтон)
Abuse Contact Чулпан Хаматова — Новости, фото, видео, театр, кино. Творческий вечер. Сайт о Чулан Хаматовой. Биография. Дети. Благотворительный фонд Подари Жизнь. Гарегин Нжде, Рассказы Шукшина, Фрекен Жюли, Скрытая перспектива, Враги: история любви, фильмография. Интернет сайт.
Сайт о Чулпан Хаматовой | khamatova.ru | en.khamatova.name | podari-zhizn.ru | winnersgames.ru | sovremennik.ru | podarizhizn.ipb.su | игры-победителей.рф